Статьи » История медицины
Развитие хирургии в Новое время
Сентябрь 10, 2013

Выделению хирурги и в самостоятельную отрасль медицины способствовало решение вопросов, тысячелетиями тормозивших ее развитие, – таких как кровотечение, отсутствие анестезии и проблема инфицирования ран. Основными методами лечения посредством хирургии (от греч. cheir – «рука» и ergon – «работа») являются операции двух типов. Так называемые «кровавые» процедуры связаны с рассечением или иссечением тканей, а к «бескровным» относится, например, вправление вывиха или введение катетера.

Простейшие операции по переливанию крови начали проводиться через 10 лет после опубликования теории Гарвея. В 1638 году английский медик К. Поттер удачно выполнил переливание крови от одного животного другому. Французские естествоиспытатели Ж. Дени и Эммерец впервые провели подобный эксперимент на человеке. Три опыта по переливанию крови от ягненка человеку прошли удачно, однако четвертый больной скончался, и медики прекратили исследования. Анализируя неудачи предшественников, английский акушер Дж. Бланделл сделал заключение, что кровь организмов различного вида не может быть совместима, то есть человеку можно перелить только человеческую кровь.

В 1908 году немецкий бактериолог Пауль Эрлих (1854 – 1915 годов), совместно с русским медиком И. Мечниковым, сформулировал теорию боковых цепей, представив химическую трактовку иммунологических реакций. После создания учения об иммунитете, а особенно вслед за открытием групп крови, стало возможным проводить научно обоснованные, следовательно, успешные переливания крови. Первые три группы крови – А, В и С – обнаружил австрийский медик Карл Ландштейнер (1868 – 1943 годы). Еще одну группу, не подходившую к известной схеме, открыли микробиологи А. Декастелло и А. Штурли. В 1907 году классификация типов крови была завершена чешским психиатром Яном Янским (1873 – 1921 годы) подтвердившим существование у человека четырех групп крови. Открытие врача из Праги оформилось в систему с обозначением групп римскими цифрами от I до IV. Через 20 лет после этого события Лига Наций утвердила другую, буквенную классификацию, а в 1940 году Ландштейнер высказал предположение о существовании резус-фактора крови, чем поставил точку в решении одной из самых сложных проблем хирургии.

Во все времена представители оперативной медицины стремились ускорить ход процедуры, обращая внимание на страдания больного в отсутствие обезболивания. Несколько методик сокращения срока операции описано в трехтомной монографии «Хирургия», созданной немецким хирургом Лаврентием Гейстером (1683 – 1758 годы). В одной из пяти книг первого тома – «О ранах», «О переломах», «О вывихах», «Об опухолях» и «О язвах» – автор описал процедуру ампутации, столь необходимой полевым хирургам. Техника была настолько совершенна, что мучительная операция длилась считанные минуты. Доктор Гейстер являлся единственным представителем немецкой хирургии, оставившим обширные научные труды. В силу экономического упадка, медицина Германии намного отставала в развитии от английской и французской. Однако к концу XIX столетия, когда в стране быстрыми темпами начала развиваться промышленность, именно немецкая хирургия стала лидером в Европе.  

Правительству Франции принадлежит заслуга в признании хирургии как части медицины. В 1731 году парижские врачи присутствовали на торжествах по случаю открытия первой Хирургической академии, приветствуя ее директора Жана Луи Пти (1674 – 1750 годы). Глава нового учебного заведения вышел из цеха цирюльников; много раз принимал участие в военных кампаниях, прославился трудами по хирургии костей и суставов. Жан Пти считался знатоком лечения ран. На его счету было огромное количество ампутаций; он являлся автором кровоостанавливающего винтового турникета.

Знаменитый военный хирург Доминик Жан Ларрей (1766 – 1842 годы), один из родоначальников военно-полевой хирургии, участвовал в походах Наполеона в качестве главного врача французской армии. Он перестроил систему эвакуации с поля боя и лечения раненых, организовав походные лазареты, иначе называемые ambulance volant – «летучие полевые госпитали». Передвижные больницы Ларрея включали в себя 12 малых двухколесных и 4 большие четырехколесные повозки на ремнях. Рессоры, веревочные переплеты и матрацы являлись гарантией надежности устройств и служили для удобства раненым. В каждом отряде работали 3 хирурга и 12 ассистентов. После завершения военных походов Ларрей обобщил свой опыт в трудах по клинике и лечению черепно-мозговых травм, а также описал ранения грудной клетки.

Ему принадлежат работы «Научные записки о военно-полевой хирургии и военных кампаниях» (1812 – 1817 годы) и «Клиническая хирургия с преимущественным ее применением в сражениях и военных госпиталях в период с 1792 по 1836 год».

Каждый британский медик назовет отцом английской хирургии известного анатома, члена научного Королевского общества Джона Гунтера (1728 – 1793 годы). Будучи представителем экспериментальной патологии и анатомо-физиологического направления в хирургии, он являлся основателем серьезной научной школы. Одним из многочисленных открытий английского хирурга стало описание различия между врожденной и приобретенной грыжей. По инициативе Гунтера в 1875 году был организован лондонский анатомический музей, названный именем создателя Hunter’s Museum. Осенью 1799 года музей представил публике более 14 тысяч экспонатов, большинство из которых были выполнены самим Джоном Гунтером.  

Способы трепанации: 

а) выскребывание; 
б) проскребывание канавки; 
в) пробуравливание; 
г) прямоугольный разрез

Несмотря на древнюю историю, лечение травм головы всегда находилось в прямой зависимости от уровня развития знаний и технического прогресса. С изменением представлений, показаний и методик наиболее эффективной осталась известная еще с каменного века процедура трепанации черепа. Собственно термин «черепно-мозговая травма» появился в литературе только в середине XX века. До открытий Павлова медики говорили о травме черепа, но в Англии даже современные врачи употребляют понятие «head injury» – «травма головы».

После тысячелетнего «застоя» европейской медицины одним из первых к лечению травм головы обратился Вильям из Салицита (1210 – 1277 годы). Франкский медик изобрел способ диагностики с помощью нити, соединявшей зуб больного с мизинцем хирурга. Если при натяжении нити раздавался глухой звук, то врач констатировал перелом кости черепа. Итальянец Гвидо Ланфранчи (ум. 1310) детально описал сотрясение мозга, считая быстрое исчезновение симптоматики следствием травмы. По его мнению, беглый паралич мозга являлся результатом сильного встряхивания головы. Единственным показанием к трепанации, по словам доктора Ланфранчи являлось повреждение твердой мозговой оболочки вдавленными костными обломками. При появлении лихорадки или судорог врач приступал к лечению. В случае сочетания этих симптомов пациенту оставалось уповать на Бога.  

Гюи де Шолиак предостерегал коллег от трепанации во время полнолуния, когда травма осложняется отеком мозга: тот прилегает к кости и оттого легко травмируется. Советы французского хирурга частично отражены в печатном, прекрасно иллюстрированном издании, выпущенном в 1497 году. Автор трактата, врач Иероним Бруншвиг из Страсбурга (1450 – 1512 годы), при травмах черепа рекомендовал смазывание бальзамами, предупреждая об опасности контакта раны с воздухом и водой. Редкие отверстия в кости производились фрезами, а операция сводилась к удалению мелких костных отломков, способных травмировать твердую мозговую оболочку.

В конце XV века правитель Флоренции Лоренцо Великолепный неудачно упал с лошади, получив перелом затылочной кости. Герцога лечил хирург Беренгарио да Карпи, который успешно провел операцию и следом написал книгу «О переломе черепа», опубликованную в Болонье в 1518 году.

По свидетельству самого доктора, на создание трактата его сподвиг крылатый бог Гермес, явившийся во сне и строго приказавший медику поделиться своим опытом с коллегами. Карпи классифицировал нейротравмы следующим образом: порезы или повреждения скальпа; ушибы головы, полученные от удара дубиной или камнем; отверстия (ранения стрелой или кинжалом).

Ранее врачом Хильданусом был описан случай смерти больного с травмой головы вследствие шума, произведенного в «операционной». Автор книги учел возможность такой неприятности.

Для удобства пациента он посоветовал во время операции затыкать ему уши, чтобы человек не слышал шума инструментов при сверлении черепа. Ганс фон Герсдорфф (ум. 1500) думал, что жидкий мозг способен истечь из травмированного черепа вдоль позвоночника в почки и затем преобразоваться в сперму.  

Современное разделение головы на лобную, теменную, височную и затылочную доли началось с терминологии, предложенной английским хирургом Томасом Виллисом примерно в 1561 году. В «Арсенале хирурга», сочиненном Иоганном Скультетусом (1595 – 1645 годы) треть страниц раздела «Хирургия» посвящалась лечению травм головы; такое же соотношение в разделе «Наблюдения». Однако при широкой линии перелома Скультетус считал трепанацию бесполезной. Такая серьезная проблема, как остановка кровотечения из височных артерий, решалась наложением пластыря вокруг шеи. В Средневековье трепанация производилась на дому, обычно после длительного наблюдения за больным, когда, по мнению врача, другие средства не могли помочь. Развитие механики в Новое время отразилось на теории мозговой деятельности и повлекло за собой изменение техники трепанации. Рене Декарт уподоблял эпифиз заслонке, регулирующей ток «животной пневмы». Следование этому воззрению помогло в разработке новых хирургических инструментов.

В XVIII столетии диагностика и прогнозирование травм головы проводились не только по местным повреждениям черепа, но и по неврологическим симптомам. Такой подход ознаменовал переход от примитивного «сверления» к научно обоснованной нейрохирургии – разделу клинической медицины, изучающему заболевания нервной системы, которые лечатся хирургическим способом. Система показаний и противопоказаний к трепанации при ранах головы была разработана Жаном Луи Пти:

– для диагностики пациенту необходимо выбрить голову; 
– сонливость считать следствием сотрясения мозга; 
– при простых переломах трепанацию не применять; 
– помнить, что повреждения скальпа у женщин заживают хуже, чем у мужчин.

В разное время французские медики вносили в систему Жана Пти собственные дополнения. Например, Антуан Луи (1723 – 1792 годы) сопоставлял регулярные локальные боли в области головы с наличием гематомы в прогнозируемом месте. Франсуа Квисней (1694 – 1774 годы) производил трепанацию в случае летаргии и припадков.  

Английский хирург Персифаль Потт (1714 – 1789 годы) приветствовал профилактическую трепанацию при любой черепно-мозговой травме. Он применял фрезы в случае вдавленных переломов и при подозрении на внутричерепные гематомы. В монографии доктора Потта описаны симптомы сотрясения головного мозга, которые автор называл «легкой коммоцией». В качестве иллюстрации своих мыслей британский врач привел множество историй болезни, хотя собственно операции были чрезвычайно просты. Многовековая проблема инфицирования ран, переход хирургии из частных квартир в больницы, где трепанированные умирали вследствие антисанитарии, определили спад популярности вскрытия черепа. Вплоть до конца XIX травмы головы лечили припарками, кровопусканиями и слабительными средствами. При сотрясении мозга проводилась процедура контрирритации кишечника (очищение различными способами) или скальпа, посредством припарок со шпанскими мушками. Последний метод вызывал раздражение всего скальпа, иногда с нагноением и сильной болью.  

Одной из немногочисленных попыток хирургии черепа стала практика англичанина Джона Абернети (1764 – 1831 годы). Медик отличал сотрясение мозга от сдавливания; именно он впервые перевязал сонную артерию, но пациент умер через сутки после операции. В то время, вероятно под влиянием развивающейся психиатрии, в оперативной медицине появился новый диагноз. Термином «moral insanity» («моральное помешательство») называли «болезненное извращение желаний и аффектов при сохранных интеллектуальных способностях». В трудах отмечалось, что эта болезнь являлась последствием удара по голове, причем диагноз ставился при наличии вдавленного перелома черепа. Истории болезней восторженно отмечали успехи медицины. Например, в случае безнадежного идиотизма мальчика, получившего удар палкой по голове, говорилось, что после трепанации у ребенка полностью восстановился утраченный было интеллект. Сторонником осторожного подхода к лечению травм головы был Николай Пирогов (1810 – 1881 годы). Опытный медик понимал, что в условиях отсутствия надежной антисептики широкие показания к трепанации не вполне оправданны.  

В 1884 году немецкие хирурги сумели вскрыть твердую мозговую оболочку с последующим удалением опухоли правого полушария размером с грецкий орех. Своеобразной медицинской Библией того времени стал труд Эрнста Бергмана «Учение о повреждениях головы», издававшийся 4 раза на немецком и русском языках. Доктор Вильгельм Вагнер (1848 – 1900 годы) из Кенигшютте в течение многих лет отрабатывал технику выпиливания и укладывания большого костного лоскута (остеопластическая краниотомия), упражняясь на трупах.

Процедура, позже получившая название «операция Вагнера», на живом человеке закончилась неудачно: пациент умер через день после операции, однако методика обнажения значительной поверхности мозга была заимствована многими европейскими хирургами. Разработанная и применяемая уже в начале XX столетия теория мозговой локализации стала основой современной нейрохирургии. Появление долгожданных антисептиков и наркоза обусловило возрождение популярности хирургического лечения травм головы, хотя трепанация черепа даже в ведущих европейских клиниках тогда применялась достаточно редко.

 

По теме
Сентябрь 07, 2013
Медицина Древней Греции неразрывно связана с мифологией. Здоровый климат Средиземноморья, щедрая земля, жизнь в окружении сказочных пейзажей определили яркий темперамент коренного населения Эллады. Жизнелюбие народа отразилось в преданиях, где боги представали в образе людей с присущими им обычными человеческими страстями. Небожители испытывали радость и горе, восхищение и гнев, они любили, страдали, завидовали более красивым и удачливым соплеменникам. Религиозный культ греков сопровождался не страхом перед божествами, а простым созерцанием их бытия. Оттого прославление богов выражалось в шумных народных праздниках с вином, танцами, шутками, театральными представлениями и спортивными играми. Асклепий ...
Сентябрь 09, 2013
В настоящее время понятие «медицина» объединяет в себе науку и практическую деятельность по предупреждению и лечению болезней. Однако на заре человеческой истории медики занимались только лечением, не имея понятия о профилактике. Как явление биологическое, болезни развивались на почве живого организма, в неразрывной связи с окружающей средой. Самыми ранними формами жизни считаются бактерии, которые вызывали болезни животных еще в палеозойскую эру (570 – 230 миллионов лет назад). В то же время болезнь – явление социальное, возникающее в связи с конкретными условиями жизни человека и его местом в обществе. Первобытные целители основывали свою деятельность на предположении ...
Сентябрь 07, 2013
Отмеченная суеверием и догматизмом, медицина средневековой Европы не нуждалась в исследованиях. Образование охватывало сразу все науки, ограничиваясь изучением трактатов признанных авторов. Диагнозы ставились на основе анализа мочи; терапия вернулась к первобытной магии, заклинаниям, амулетам. Лекари применяли немыслимые и бесполезные, а порой даже вредные снадобья. Самыми распространенными методами были траволечение и кровопускание. Гигиена и санитария опустились на чрезвычайно низкий уровень, что послужило причиной частых эпидемий.Основными лечебными средствами стали молитвы, пост, покаяние. Природа заболеваний уже не связывалась с естественными причинами, считаясь наказанием за грехи. В то ...
Сентябрь 09, 2013
Микроскопическая эра в медицинеСоздание микроскопической техники стало необходимостью задолго до XVIII века, с которым связано появление гистологии – науки о строении, развитии и жизнедеятельности тканей. Основной целью гистологии (от греч. histos – «ткань») является наблюдение за эволюцией тканей, а также выяснение взаимодействия клеток одного и различных организмов. Первые представления о тканях формировались макроскопическим путем, то есть на основании изучения трупов. Бездоказательные теоретические обобщения не представляли особой ценности, хотя примитивная микроскопическая техника существовала уже в XVI веке. Действие прибора, собранного из увеличительных стекол, ...