Статьи » История медицины
История терапии. Врачевание у постели больного
Сентябрь 10, 2013

Появление клинической медицины относится к глубокой древности, но связано прежде всего с именем Гиппократа. Согласно идеологии косской школы, искусство врачевания у постели больного являлось основой всей медицины. В числе основоположников клинической медицины можно назвать английского доктора Сиденхема Томаса (1624 – 1689 годы). Рассматривая нездоровье как процесс, а лечение как помощь, он придавал особое значение целительным силам самого больного. Благодаря классическому описанию скарлатины, хореи, подагры и многих других внутренних заболеваний, Сиденхем получил прозвище «английский Гиппократ».

Забытый в Средневековье, этот метод возродился в начале XVIII века благодаря деятельности голландского врача, ботаника и химика Германа Бурхааве (1668 – 1738 годы). Совмещая практику, исследования и преподавание, знаменитый медик возглавлял четыре кафедры и занимал должность ректора Лейденского университета. Согласно девизу «лечить больных у их ложа» профессор ставил диагноз на основании лично разработанной системы. Тщательный осмотр пациента дополнялся физиологическим и анатомическим объяснением симптоматики. В теоретическом плане доктор пытался связать анатомию и физиологию с практическим опытом; основные положения лекарственной терапии изложены в руководстве «Основания химии» (1732).  

Герман Бурхааве

Бурхааве первым ввел в терапевтическую практику обследования с помощью инструментов, первым применил усовершенствованный термометр Фаренгейта, первым использовал оптику на вскрытиях. Репутация первопроходца во многих сферах медицины обеспечила огромную популярность лейденской медицинской школе, основанной профессором и далее существовавшей на базе научной клиники трудами его учеников. На кафедре Бурхааве в разное время обучались многие великие медики Европы. Привлеченные эффективной методикой преподавания, в Голландию приезжали русские врачи, позже назвавшие профессора «Totius Europae praeceptor», что в переводе с латыни примерно значило «учитель всей Европы». Лекции Бурхааве посещали Петр I, А. Галлер, Ж. Ламетри и замечательный российский клиницист Н. Бидлоо. Развитие медицины внутренних болезней долгое время проходило на фоне лекарственной терапии при полном отсутствии приборов физического освидетельствования. Проводя первичное обследование, врачи предпочитали полагаться на результаты опроса, возведя жалобы пациента в бесспорный предмет – анамнез (от лат. anamnesis – «воспоминание»). Основными материальными параметрами считались пульс и характеристики выделений, определяемые прощупыванием и визуальным осмотром. До изобретения термоскопа температуру тела определяли старинным способом, примитивно прикладывая руку ко лбу. Начиная с XVIII века заботами профессора Бурхааве в медицинскую практику медленно входили более совершенные методики, постепенно сформировавшиеся в отработанную систему физического обследования.  

Термометры Бурхааве

Термометрия завоевала популярность после знаменитого изобретения немецкого физика Габриеля Даниеля Фаренгейта (1686 – 1736 годы), предложившего медицине спиртовой и ртутный термометры. В дополнение ученый предложил 212 градусную температурную шкалу, позже названную его именем. Собственно прибор предназначался для определения географических показателей, но Бурхааве приспособил термометр Фаренгейта для измерения температуры тела больного, хотя большие размеры несколько затрудняли его использование в медицинской практике. Недостаток устройства предшественника был ликвидирован шведским астроном Андерсом Цельсием (1701 – 1744 годы). Новое изобретение потребовало от создателя немалой самоотверженности. Необходимые данные были получены в Лапландской экспедиции, организованной с целью измерения дуги меридиана. Температурная шкала Цельсия укладывалась в пределах 100 градусов, следовательно, прибор имел гораздо меньшие размеры.

Однако даже в столь компактном виде медики пользовались им неохотно, отзываясь об измерении температуры как о «слишком сложной процедуре». Самыми передовыми в этой области оказались российские врачи. Успешное внедрение термометрии в клиническую практику связано с именем С. Боткина.

Перкуссия (от лат. percussio – «ударять») в качестве метода обследования основывалась на различии звука, возникающего при постукивании по здоровым и пораженным тканям. Автор метода, австрийский врач Леопольд Ауэнбруггер (1722 – 1809 годы), был сыном трактирщика и видел, как отец простукивал стенки бочек, определяя количество вина. Получив медицинское образование и начав работать в клинике, Ауэнбруггер применил методику отца по отношению к человеческому телу. Выстукивая тело больного пальцами, сложенными в «пирамидку», он определял наличие жидкости в грудной полости. По словам медика, «неестественный звук, получаемый при выстукивании груди, всегда указывал на наличие большой опасности». Семилетние исследования венского доктора, сопоставленные с данными вскрытий, в 1761 году нашли отклик у коллег, ознакомившихся с его работой «Новое открытие, позволяющее на основании данных выстукивания грудной клетки человека, как признака, обнаружить скрытые в глубине грудные болезни».

«На основании своего опыта я утверждаю, – писал автор, – признак, о котором идет речь, чрезвычайно важен не только для распознавания, но и для лечения болезней. Более того, он заслуживает первого места после исследования пульса и дыхания». Венские медики отнеслись к новаторству без должного внимания: простой способ диагностики привычно назвали тягостной процедурой, а самого доктора подвергли насмешкам. Ауэнбруггер оставил медицину и несколько лет провел в психиатрической клинике, где умер, не узнав о широком признании своего открытия.

«Дар воскрешать прошедшее столь же изумителен, как и дар предвидеть будущее». Слова А. Франса с полным правом можно отнести к деятельности Жана Николя Корвизара де Маре, успешно применявшего забытую методику в излечении недугов Наполеона. Карьера французского медика складывалась удачно благодаря его блестящим способностям в лечении, преподавании и научных исследованиях. О методе предшественника молодой француз узнал случайно, прочитав статью врача венской благотворительной больницы. Автор заметки давно применял выстукивание, сделав его привычным методом своей практики. Именно привычность более всего удивила Корвизара: «В течение всего времени, пока я изучал медицину, не помню, чтобы хоть раз упоминалось имя Ауэнбруггера. Я не знал о перкуссии, когда начал читать лекции».

Заинтересовавшись новой методикой, лейб-медик императора более 20 лет изучал перкуторный звук, простукивая уже не пальцами, а всей ладонью. Усовершенствованный способ позволял определять воспаление легких, аневризму сердца, а также заполнение плевральной полости и околосердечной сумки. В 1808 году Жан Корвизар восстановил справедливость, опубликовав «Новое открытие…» на французском языке и прибавив к статье Ауэнбруггера более 400 страниц собственных комментариев.

Чешский профессор Йозеф Шкода (1805 – 1881 годы) проводил исследования перкуторного звука совместно с К. Рокитанским. Ученые работали в просторном зале морга, пытаясь объяснить прием Ауэнбруггера исходя из законов физики. Научное обоснование позволило закрепить ранние практические выводы. С того времени эффективность перкуссии уже не вызывала сомнения, а инструментарий терапевтов неуклонно пополнялся новыми приспособлениями. Одним из наиболее удачных изобретений стал плессиметр конструкции Пьера Адольфа Пьорри (1794 – 1879 годы), изготовленный из слоновой кости.  

Аускультация (от лат. auscultare – «внимательно слушать») в примитивном виде применялась во времена Гиппократа, когда медики определяли сердечный ритм, прикладывая ухо к груди пациента. Имевшему опыт в усовершенствовании перкуссии Корвизару не представляло труда возродить еще один метод. Однако в опытах с выслушиванием его превзошел ученик Рене Теофил Гиацинт Лэннек (1782 – 1826 годы), племянник известного во Франции частного медика. Начиная со студенческих лет доктор Лэннек изучал туберкулез, который в то время назывался по греческому образцу чахоткой. Болезни легких даже в настоящее время представляют серьезную опасность, а в конце XVIII века от них ежегодно умирали тысячи европейцев.

Внимательное изучение трупов больных, скончавшихся от чахотки, позволило обнаружить специфические образования в виде узелков, позже названные туберкулами. Сделав соответствующие выводы, медик понял, что заболевание долго развивается бессимптомно, давая о себе знать слишком поздно, когда медицина уже не в состоянии помочь. Точный диагноз ставился уже после смерти пациента, потому что способов прижизненного определения болезни не существовало. Изобретению эффективного инструмента, заменившего непосредственное прослушивание, удивительным образом способствовал… эротический фактор. Не решаясь приложить ухо к пышной груди юной пациентки, Лэннек нашел неожиданное решение: «Возраст и пол больной не позволили мне применить прямую аускультацию ухом, приложенным к области сердца. Я попросил несколько листов бумаги, свернул их в тугой цилиндр, приставил один конец к области сердца и приложил ухо к другому. Я был удивлен и удовлетворен, когда услышал удары сердца такие ясные и отчетливые, какими никогда не слышал их раньше».  

Рене Лэннек

На следующий день доктор Лэннек применил новый метод на обходе в клинике Necker, обнаружив активную стадию туберкулеза у трети легочных больных. За неимением другого инструмента, врач некоторое время пользовался бумажным, а в свободное время вытачивал приборы собственной конструкции из различных пород дерева. Первый стетоскоп Лэннека представлял собой два одинаковых цилиндра с резьбовым соединением. Оригинальная конструкция позволяла пользоваться прибором как в собранном, так и в разобранном виде.

Помимо изобретения первого в мире прибора физической диагностики, Рене Лэннек прославил французскую медицину открытиями в области кардиологии и гастроэнтерологии. Теоретические выкладки и практический опыт медика отражены в работе «О посредственной аускультации, или распознавании болезней легких и сердца» (1819). Именно он описал симптомы пороков сердца и патологические изменения в печени (цирроз Лэннека). Задолго до открытия возбудителя туберкулеза создатель стетоскопа подозревал о заразном характере этого заболевания. В качестве профилактики чахотки предлагались: полноценный отдых, правильное питание и прогулки на свежем воздухе. По воле рока ученого свела в могилу болезнь, ради победы над которой он совершил свои самые значительные открытия. Заразившись туберкулезом, Рене Лэннек скончался спустя 6 лет после изобретения стетоскопа.

Надежный метод диагностики внутренних заболеваний стал возможен только в начале XX века, после того как немецкий физик Вильгельм Конрад Рентген (1845 – 1923 годы) обнаружил электромагнитное излучение (Х-лучи), проникающее через непрозрачные материалы. Неутомимый физик-экспериментатор, один из первых лауреатов Нобелевской премии, Рентген окончил политехникум в Цюрихе, уготовив себе карьеру инженера. Несколько лет поскучав над чертежами, он осознал, что гораздо больше интересуется физикой, и поступил в университет. Защитив диссертацию, работал ассистентом кафедры физики в Цюрихе, Гиссене; в 1871 – 1873 годах преподавал в университете Вюрцбурга. После пятилетнего пребывания в Страсбурге профессор получил должность директора Физического института в Гиссене, но в 1888 году окончательно перешел в Вюрцбургский университет, ректором которого был избран в 1894 году.  

По воспоминаниям коллег, знаменитый физик пользовался славой лучшего экспериментатора Германии, имел репутацию чудака, упорно отклоняя предложения дворянства и различных наград. В то время как весь мир называл открытие рентгеновским излучением, сам виновник торжества именовал его X-лучами. Непоколебимая принципиальность ученого касалась не только науки. Во время войны 1914 года Рентген объявил, что «не имеет морального права жить лучше других людей», передав все свое состояние государству. Отказ от немалых средств вызвал большие трудности, но ученый подходил к бытовым проблемам стоически. Например, собирая деньги на поездку в Швейцарию, он почти на год отказался от кофе.  

Открытие рентгеновских лучей, дальнейшее изучение их свойств послужило базой для создания системы прогнозирования туберкулеза, пороков сердца, болезней желудка, а также детального обследования повреждений костной ткани. Методика, получившая название «рентгеновская съемка», основывается на просвечивании тела с последующей регистрацией записи на экране. Переснятое на фотопленку изображение наглядно представляет внутренние органы человека, а врачу остается определить наличие или отсутствие патологии.

По теме
Сентябрь 09, 2013
Эпидемии Средневековья способствовали накоплению знаний о природе заразного болезней. Систематизация и практическое применение всех имевшихся сведений стали возможными с появлением микроскопа. Догадки Лукреция и Авиценны, вразумительная теория Фракасторо и оптический прибор Левенгука выступили в качестве предпосылок формирования медицинской микробиологии (от греч. mikros – «малый»). Наука о микроорганизмах, вызывающих болезни у всех живых существ, позволила создать научно обоснованные методики борьбы с опасными заболеваниями, распространение которых регулярно выливалось в опустошительные пандемии. Борьба с одним из таких заболеваний, натуральной оспой, стала громкой победой ...
Сентябрь 11, 2013
Часто боль является единственным поводом обращения к врачу; это тревожный сигнал, увеличивающий шансы лечения. В то же время она терзает больного человека, заставляет страдать его близких, вынуждая искать способы ее устранения. Таким образом, боль представляет не только медицинскую проблему. Вопрос избавления пациента от мук превратился в задачу нравственную и, помимо медиков, привлекал внимание философов.Издавна имели место два основных подхода к проблеме боли. Античные мыслители считали ее злом, требующим борьбы до победного конца, то есть мечтали о полном ее устранении. Противоположную доктрину выдвигала Римско-католическая церковь, представленная схоластической медициной. Святые Отцы рассматривали ...
Сентябрь 10, 2013
В 1054 году верующие утратили единство, расколов христианскую церковь на два непримиримых лагеря. Основным направлением осталось ортодоксальное православие, возникшее еще в 395 году с разделением Римской империи на Западную и Восточную. Влияние этого вероисповедания испытывали европейские славяне и некоторые народы Ближнего Востока. Большинство жителей Западной Европы перешли в католицизм, возглавляемый папой Римским. Базирующаяся на Библии католическая идеология стала теоретической основой всех средневековых наук, среди которых медицина занимала не самое почетное место. В XII – XIII веках европейские врачи находились под влиянием личности Фомы Аквинского (1225 – 1274 годы) и его ...
Сентябрь 09, 2013
Период развития человечества, заключенный в хронологические рамки 1640 – 1918 годов, отличался становлением новых экономических и политических отношений в государствах Западной Европы. Символично названная Новым временем, эта революционная эпоха отмечена множеством знаменательных событий: укреплением экономических и общественных вольностей городов, духовным брожением в обществе, глобальной перестройкой мира в связи с колониальной экспансией, Великими географическими открытиями. Дальнейшее формирование промышленности, рост городов, революции в Нидерландах (1566 – 1609 годы), Англии (1640 – 1649 годы) и Франции (1789 – 1794 годы) определили появление новой философии.  «Великий, ...